козел1

Церковный майнстрим

            Церковный майнстрим

"А было ли это промыслом по плодам можно узнать, – продолжал о. Андрей
“Если доброе дерево не приносит плодов, его срубают и бросают в огонь”.
Не подвиг приносит удовлетворение, а плоды подвига.
А в что является плодами?" – Его лицо светилось радостью. –
"Плодами подвига является благодать".
На следующий день мы покинули Козлинку.
Снова – пыльная дорога, вонючий автобус,
Провинциальность…
Как-то в одном из писем о. Андрей писал нам,
что у него давно складывается ощущение, что местечко их, каким-то образом,
выпало из церковного майнстрима.
Но я иначе увидела ситуацию.
Именно там, на Козлинке, в забытой всеми деревне,
И показался мне истинный, вдохновляющий, живой церковный майнстрим. 
 
козел1

Козел на заклание

"Но ведь послушание архиерею и послушание Господу – это разные вещи? – удивилась я,
Ведь послушание, наверное, обоюдный процесс".
"Нет, ты говоришь про монастырское послушание.
У меня послушание иерархическое. Я послушаюсь архиерею,
поскольку он преемник апостольской традиции и Господь его на это место поставил,
через него совершает действие Святой дух. Через него совершилась и моя хиротония,
и раз Господь его на этом месте терпит, если он не умер, не сгорел,
и Господь через него ещё действует и его терпит, и меня на моем месте терпит,
то моё дело ему послушаться. И раз я здесь,
вопреки естественным обстоятельствам, – в этом воля Божья.
Я живу здесь по послушанию архиерею по иерархии.
А Галина по послушанию мне как мужу.
Это не значит, что я делаю это по причине, например, личной святости архиерея.
Нет, это божественная реальность.
Я знаю людей, которые так свое служение совсем не воспринимают.
А предпочитают устраивать жизнь своими руками,
но от этого их жизнь лучше не становится.
Вот один наш знакомый своими руками добился перевода в город.
Снимает там комнату в трехкомнатной квартире с двумя детьми.
В храме второй священник. Жена не работает. Он все время на требах.
Купили в кредит стиральную машину, холодильник, чему ужасно рады.
Но чем такая жизнь лучше?
Я мог бы сказать, что буду терпеть лишь до какой-то степени, а дальше сам.
Пошел бы к архиерею, поднес бы ему подарок,
потом ещё поздравление какое-нибудь на пасху, потом ещё, потом намекнул бы,
что на Козлиной горе нам не хватает средств, постепенно бы добился перевода.
Но это значило бы, что я не доверяю. Живу не по послушанию". 
козел1

Козел на заклание

                  Жизнь по послушанию

Всегда есть четкий выбор. Или ты остаешься хороший, и принимаешь страдания,
или совершаешь грех и его избегаешь. Всегда очень четко.
По крайней мере, в том мире в котором я живу.
Или ты сдаешь человека в дом пристарелых, или ухаживаешь за ним,
но принимаешь на себя его страдания.
Или ты подчиняешься архиерею и остаешься в Козлинке,
и тогда принимаешь здешние страдания, отсутствие воды, тяжелую работу.
И, тогда, действительно живешь по послушанию, или живешь по найму.
По найму – это как бы говоришь: "Вот Господи, до этого момента я терплю,
а здесь, ты меня прости, с меня довольно. Здесь я терпеть уже не хочу".
И начинаешь устраивать жизнь своими руками.
Ведь есть два способа: или брать все в свои руки,
и говорить, я сам буду устраивать свою судьбу, или по послушанию,
когда ты доверяешь Господу, до самого конца принимаешь всё, что он посылает.
Но брать все в свои руки: едва ли это возможно. Человек же очень уязвим.
Как можно гарантировать, что то, что ты хочешь, принесет тебе удовлетворение. 
козел1

Козел на заклание

               Жизнь по послушанию

"А вдруг ты сделал неправильный выбор, поступив по вере? – спросила я.
"Я таких случаев никогда не встречал, – отвечал о. Андрей. –
Как правило, в такой ситуации оказываются те, кто сделал выбор
исходя из своей фантазии. Отличить фантазию от выбора по вере просто.
Выбор по фантазии кажется притягательным. Он манит.
Человек как бы пребывает в мечтаниях, но потом эти мечтания
быстро кончаются, и он разочаровывается.
А выбор по вере всегда кажется трудным. Я никогда не хотел деревни.
Меня не манит деревенская жизнь и общение с тремя бабушками.
Я здесь в полном подчинении у Евсевия. Он меня сюда благословил.
Наша жизнь на грани нищеты. Ощущаешь себя нищим.
Хоть деньги и есть иногда, но ощущаещь что они не твои. Нам их дали.
Это шальные деньги. Знаешь, что источника к существованию у тебя нет.
Дом тоже не наш. У нас нет никакого имущества. Только вот два компьютера – мои.
Мы не реализуем себя. Мы от этого отказались.
Родители считают, что мы рохли. Сидим здесь просто,
потому что мы ничего делать не хотим, потому что нам так нравится,
а если что-то и не нравится, то остаемся здесь, потому что нам так проще.
А это неправда. У нас нет выбора.
То есть теоретически есть, мы могли бы всё бросить, уехать в Красноярск,
но это будет против заповеди, против веры.
Родители до сих пор не могут смириться, и очень тяжело такой наш выбор воспринимают
и считают нас неудачниками. Потому что они видят мир по-другому.
Они не видят, что есть что-то другое. Если ты не имеешь церковного опыта,
то как объяснишь, что такое жить по послушанию.
Я уже сделал свое дело, выбрав один раз, и теперь обратного пути нет.
Остается только ждать. Пред Господом я чист. Я совершил акт по вере,
и надеюсь, что Господь ответит. 
 
козел1

Козел на заклание

                Жизнь по послушанию 


"Мы живем здесь по послушанию, – продолжал о. Андрей,
И в этом есть воля Божия, и это ощущается хотя бы потому,
что мы живем здесь вопреки естественным обстоятельствам.
Нет никаких естественных оснований, здесь нам продолжать жить.
Денег нет. Но так всё время складывается, что и деньги не иссякают,
и вещи появляются в нужный момент. Вот, например, машина.
Сейчас, без машины, как бы я мог, приехать к Галине в больницу?
Или например, Саша. Галина первые три месяца не знала, что беременна.
Она поднимала машину, нюхала растворитель, но беременность протекала превосходно.
Она кормила Сашу до трёх лет, хотя ей говорили, что не прокормит и месяца.
Все по промыслу. Бог меня сюда посадил и держит, и к чему Он ведет – посмотрим.
Я жду. Для меня жизнь в Козлинке не является личным выбором, как для Афанасьевных, например.
Поэтому для меня не применимы такие термины как удовольствие или удовлетворение.
Для меня это как служение. И мне бывает здесь тут страшно тяжело. Особенно физически.
И приходится себя постоянно понуждать к этому. Но в этом то и есть подвиг.
Повиг связан со страданием и преодолением. Я не реализую свою волю.
В свое время я поступил по вере, отказался от реализации своей воли.
Я перед Богом свое слово сказал. Я не знаю, как Он ответит и когда". 
монах2

Козел на заклание

                            Страдания

Приехав домой, Полина улеглась на диван. После еды
она подошла ко мне: “Мама, я думаю, что я заболела".
Я померила ей температуру – 38 и 7. У нее был озноб,
она капризничала, не хотела переходить в другию комнату,
укладываться в постель, сбивать температуру,
Ночью она стонала и поплакивала во сне.
Вдруг вскочила: "Мама, дай мне сок".
Я принесла ей сок, но она отпихивала его рукой:
"Нет, другой сок, сок с маленькой девочкой,
которая бегает, резвиться, смеется… От жара ее глаза стали почти безумными.
“Ой, боюсь, боюсь”, – вдруг вся вздыбилась и затряслась она, тыча рукой на тень от лампочки. Я прижала к себе ее горячее тельце,
ощущая панический страх, любовь к Полине, а когда я вернулась в свою кровать, на меня напало какое-то чувство тоски и сиротства,
так что мне ясно стало, почему много детей надо в деревне. 

С утра о. Андрей долго сидел один на крыльце,
Алексей сказал, лучше к нему не подходить.
Ночью матушке Галине стало хуже. Пришлось вмешаться. Без наркоза. Внутриполостная дезинфекция йодом, так что от боли
она теряла сознание. Живодерство, что без наркоза… 

"Человеческий мир полон страданий, – сказал о. Андрей,
когда пришел к завтраку, и видно было, что он плакал.
и мы это страдание разделяем тем, что живем в нем.
И надо с этим смириться. Все мы смертны. И в страдании образ смерти.
Если не будет страданий в жизни, то как мы будем стремиться к чему-то ещё? Как мы всерьёз будем стремиться к царствию Божию,
если здесь в жизни всё нашими руками можем устраивать.
Иов принимает страдания, болезнь, боль как должное.
Я не могу так воспринимать. Никто не может.
Мы здесь находимся не по своей воле.
Мы можем только минимизировать страдания.
Но иногда минимизация приводит к тому, что кажется,
что духовная жизнь не существует.
Одно дело страдания по любви минимизировать.
Например, если у тебя дома человек лежит и болеет,
и ты по любви пытаешься облегчить его страдания.
Или ещё что-то по любви к человеку. А можешь отправить его в хоспис.
Вот, как здесь, в Бараново, в дом престарелых…
В Европе делается вид, что страданий не существует, или они скрыты,
и создается иллюзия что всё в порядке. Но что они станут делать,
когда предстанут перед смертью, когда поймут, что это – реальность". 
козел1

Казел на заклание

                           Страдания  

"Человек – с их точки зрения кусок живого мяса, –
продолжал полукрича о. Андрей. –
Твое тело не твоя собственность, а государства.
И оно рассматривает тебя как свою рабочую силу.
Поэтому и обращение примерно как с коровой.
Тебя ничего не спрашивают: что пропишет тебе врач,
то ты и должен принимать.
Вот, я заболел, мне прописали самый дешевый бесплатный антибиотик
после которого с меня два месяца пот градом лил, так что я едва ходил.
И они даже не спросили: может, я могу купить другое лекарство.
Чтобы я был работоспособен, моему телу достаточно гинтомицина,
а то, что я буду потом два месяца отходить – никого не интересует.
И в род доме человека тоже не иначе как мясо воспринимают:
один кусок мяса производит другой.
Нужный кусок оставляют. Ненужное вырезается.
И обращение как на свиноферме: сюда кто в основном попадает:
девушки с трассы, проститутки. Они сами в ответ не хуже скажут.
Вот врачи и привыкли к грубому обращению.
Галина знает: первое время врачиха обязательно орет,
а потом, начинает уже разговаривать. Она и сейчас сказала:
будем ждать, вдруг ребёнок живой. Могла бы просто сразу на аборт направить.
То есть нормально отнеслась. Просто очень грубое обращение,
лечение простыми средствами. Что делать, если им не выделяют лекарства.
Что же она скажет больному срочно в таком состоянии покупать перекись водорода, или сама будет покупать? Сейчас там ещё лучше стало. В палате холодильник,
туалет приемлемый, не очень грязный,
раньше больных в холле держали, где зимой иней на стенах был:
просто выдавали по три одеяла". 
 
козел1

Козел на заклание

                    Страдания 


На следующий день мы были уже в Пушгорах,
когда зазвонил телефон. Звонила не поехавшая с нами матушка Галина:
ей стало плохо, началось кровотечение, и она вызвала скорую.
Потом звонок, что она уже в Зарубе. На вопрос как она – пауза.
Видно, что плачет. Говорит: неизвестно жив ли ребенок.
УЗИ могут сделать только в 3 часа на следующий день.
Тогда будет известно. Пришла СМС, чтобы о. Андрей закрутил варенье.
О. Андрей молчал и ехал быстро. Заехали в монастырь.
О. Андрей в рясе с Сашей преклонялся перед чудотворной иконой, на которой были навешаны кольца, бусы и серьги.
Была какая-то отчаянность и решительность в его облике.
Он все снова и снова вставал на колени и целовал пол.
 
Мы поехали в больницу в Заруб. Полину рвало по дороге.
Через грязное стекло мы смотрели на бетонные дома:
ни городского, ни деревенского колорита.
"Противный, противный Гоги, ну иди, иди сюда.
Смотри, папа, он не боиться у меня на ручки.
Смотри, ему нравится у меня на ручки” – лепетала Саша,
удерживая на коленках котенка.
В больнице о. Андрей был один.
"Галина теряла много крови, – рассказал он вернувшись,
позвала сестер, они говорят, – "врачиха стервозная,
давайте не будем её беспокоить". 
 
козел1

козел на заклание

        Из письма матери о. Андрея

“Я как подумаю о скором обучении Саши,
то ужас берет, где вы её будуте учить.
По всей вероятности в церкви опыт уже имеете
по её подпевании в церковном хоре.
Учились, столько затратили сил и энергии на учебу,
получили красные корочки, могли бы уехать заграницу,
там применить свои знания, передавая их другим людям,
а сейчас, что в дальнейшем ждет вас,
полная неуверенность, будущая неустроенность,
и чем всё это может кончиться.
Я часто об этом думаю, и боюсь дальнейшей вашей судьбы.
В отношении обучения и развития Саши обратитесь в Райпо в Гнилово,
там есть инспектор по детсадам.
С нею можно посоветоваться по этим вопросам.
А ещё лучше: если найдешь там детсад
и побеседуешь с заведующей детского сада,
у них есть программа развития и обучения детей
младшей, средней группы и старшей, подготовительной к школе…”. 
козел1

Козел на заклание

                 Сон Афанасьевны (продолжение)

И встать мне хотелось, да чувствовала я за спиной еще кто-то стоит.
И я точно знала, что это Христос. А мне на него посмотреть страшно,
и я поняла, что это Он в своих страданиях передо мною предстал.
Только тогда до меня дошло, что, собственно, у меня над кроватью висит.
Тогда пост был, так я перед той ночью поленилась молитвослов достать,
а просто Господу одну молитву, которую помнила, прочитала,
из молитвослова Софрония Сахарова, который батюшка мне из Питера привез:
“Господи, отверзи умные очи души моей, дай мне увидеть образ Твой во истине”.
И вот Господь очи-то мои да и отверз.
Мне это все как раз на страстной неделе то и привиделося.
А я о страстной неделе то и не думала.
И я что думаю, вешаем мы образы, чтобы они для нас как образец служили.
И сомнение меня охватило, следовать ли мне этим образцам и страданиям,
или жить спокойно.
Всю вдруг неизбежность, опасность и страшность этого пути прочувствовала –
как хождение по лезвию ножа.
А ведь сама толкала Ванюшу своего когда-то к служению,
а теперь жалею, что не помалкивала.
Ох, лучше бы не шел туда.
Страшная эта судьба. Как мать знаю.
Да и отец о. Андрей, тоже, долго ли протянет?
Слабый здоровьем он, для деревенской жизни не гож.
Мой-то Ваня парень хоть крепкий, а у этого вон, давеча пневмония была,
так он три месяца как тень потом ходил.
В деревне, на хуторе, печку-то кто топить будет,
и за водой за тебя никто не пойдет.
Я батюшке про этот сон рассказала.
"Может лучше жить спокойно, – спрашиваю, -- 
и за Христом лучше не следовать, – раз такой мясорубкой от этого попахивает?
Зачем добровольно на рожон лезть?"
А он говорит: "Да вся жизнь и так мясорубка.
Вон сколько в деревне людей спиваются,
и в лагерях люди мерли запросто так,
а христиане даже чаще выживали.
Христос то спасение дает от этой мясорубки.
А без Него в этой же мясорубке и будешь,
только и спасения никакого не будет и места куда приткнуться".
А что ж страдания то такие, – спрашиваю, – а эти, деревенские, вроде и не страдают?
А он говорит: "Так это же от степени восприимчивости зависит.
Некоторые и в мясорубке гормонично уживаются.
Страдания-то они оттого и происходят,
что ты этой мясорубке не принадлежишь
и по правилам этим не живешь".